Анализ стихотворения Бродского «На смерть Жукова»

Строфа 1: Вижу колонны замерших внуков, гроб на лафете, лошади круп. Ветер сюда не доносит мне звуков русских военных плачущих труб.

В этой строфе поэт описывает печальный образ похоронного процесса и войсковой траур по умершему Георгию Жукову. Метафора «колонны замерших внуков» указывает на поколение, которое стоит внуками великого военачальника и чувствует трагическую потерю. Описание гроба на лафете и крупных лошадей создает образ торжественности и величия погребения.

Строфа 2: Вижу в регалиях убранный труп: в смерть уезжает пламенный Жуков. Воин, пред коим многие пали стены, хоть меч был вражьих тупей, блеском маневра о Ганнибале напоминавший средь волжских степей. Кончивший дни свои глухо в опале, как Велизарий или Помпей.

Во второй строфе автор отдает дань уважения Жукову, описывая его как пламенного героя, воина, перед которым многие пали. Он упоминает стены, которые не могли выдержать атаки противника, несмотря на то, что вражеский меч был тупым. Сравнение с Ганнибалом и упоминание о волжских степях придает еще большую эпичность и величие образу Жукова. Завершая строфу, поэт сравнивает Жукова с Велизарием и Помпеем, что придает ему особую историческую значимость.

Строфа 3: Сколько он пролил крови солдатской в землю чужую! Что ж, горевал? Вспомнил ли их, умирающий в штатской белой кровати? Полный провал. Что он ответит, встретившись в адской области с ними? «Я воевал».

В третьей строфе поэт задает вопросы, связанные с жертвами, которые Жуков принес во имя своей родины. Он задается вопросом, помнил ли Жуков о погибших солдатах, умирая в комфортной белой кровати. Поэт выражает разочарование в том, что Жуков не может дать ответа на эти вопросы, встретившись с погибшими в адской области. Вместо этого, он говорит, что он воевал.

Строфа 4: К правому делу Жуков десницы больше уже не приложит в бою. Спи! У истории русской страницы хватит для тех, кто в пехотном строю смело входили в чужие столицы, но возвращались в страхе в свою.

В последней строфе поэт призывает Жукова уйти в покой, указывая, что он больше не сможет приложить свою десницу к правому делу в бою. Поэт также отмечает, что истории русской хватит места для тех, кто смело входил в чужие столицы в пехотном строю, но возвращался домой в состоянии страха.

Заключение: Маршал! поглотит алчная Лета эти слова и твои прахоря. Все же, прими их — жалкая лепта родину спасшему, вслух говоря. Бей, барабан, и военная флейта, громко свисти на манер снегиря.

В заключительной части стихотворения поэт обратно обращается к Жукову, называя его маршалом. Он указывает, что алчная Лета (символ времени) поглотит слова и прах Жукова, но призывает его принять эти слова как скромный вклад в спасение родины. В конце поэт призывает барабан и военную флейту раздаваться громко, как свист снегиря.

admin
Оцените автора
Po-kartine.ru
Добавить комментарий